Kersti Kaljulaid, президент Эстонии

Как Эстония стала цифровой, объясняет ее президент

Об Эстонии часто говорят  как о настоящем цифровом государстве. Сегодня большинство государственных услуг предлагаются 24/7 онлайн, а целостность данных обеспечивается технологией блокчейн. Вы можете воспользоваться медицинскими электронными рецептами, заплатить налоги или даже купить автомобиль онлайн, и для этого необходимости приходить в офис. Осталось только несколько вещей, которые вам все еще лично необходимо делать в аналоговом мире, например, выйти замуж или купить недвижимость.

Зачем всю жизнь проводить в очереди за бумажным листком, который докажет, что ты — это ты? Правительства должны научиться предоставлять государственные услуги также эффективно, как Amazon продает книги: без физического присутствия, без затрат на приложения, без определенных часов работы.

Обычно, по какой-то странной и необъяснимой причине, люди ожидают более лучших услуг от частных компаний, чем от своих собственных правительств. Это не относится к гражданам Эстонии. Они ожидают многого от своего правительства и постоянно требуют от нас совершенствования и инноваций. Эстонцы считают, что если частный сектор постоянно внедряет инновации, то и правительство должно поступать аналогично.

  Изображения: Statista

Если вы можете легко покупать книги в интернете, совершать банковские операции и войти в свой аккаунт в социальных сетях в течение нескольких секунд, то почему Государственная служба не может работать также хорошо?

Если люди могут управлять своими финансами в интернете, почему не открыть там ваш социальный счет? Если вы получаете извещение от мобильного оператора, предлагающий ознакомиться с пакетом новых услуг, разве вы не должны иметь возможность общаться текстовыми сообщениями  с вашим правительством, когда у вас возникла необходимость продлить водительские права?

Государственная служба не может позволить себе быть хуже, чем частная онлайн-версия. Для нас имеет смысл предлагать нашим гражданам услуги в электронной форме, как это делают частные компании; они подобны акционерам, которые требуют лучших результатов во всех аспектах своей жизни.

История того, как Эстония стала цифровой

Так почему же эстонцы живут в цифровом обществе, когда все остальные до сих пор этого не имеют?

Четверть века назад, когда Эстония восстановила свою независимость от СССР, мы были бедной страной, которая нуждалась в построении современного, эффективного и демократического государства. Необходимо было провести радикальные реформы во всех сферах жизни. После обретения независимости у нас не было Сети налоговых управлений, социальных служб или каких-либо пунктов предоставления государственных услуг. Это была чистая поверхность для формирования нового общества, живущего на иных принципах.

Для предоставления государственных услуг доступными способами, была взята за основу цифровая модель. Но выбор, который мы сделали в пользу технологии, был непростым.

Мы хотели задействовать потенциал информационно-коммуникационных технологий (ИКТ) и тем самым сделать предоставление государственных услуг более дешевым и доступным в сельских районах. Решение инвестировать скудные ресурсы недавно восстановленного независимого государства в создание линий интернет, в оснащение школ и публичных библиотек бесплатными точками доступа в интернет — рискованный шаг. Чтобы инвестировать в новые технологии, нужно было забыть о ремонте дорог или разрушающихся школьных зданиях.

Первое десятилетие было сложным и, оглядываясь назад уже можно утверждать, что это решение дало всему эстонскому обществу импульс и возможность сделать цифровой скачок в будущее. Этот скачок основанный на вере изменил основы нашего общества во многих сферах общественной жизни. Школьники в раннем возрасте получив компьютерную грамотность, принесли свои вновь приобретенные навыки домой и «заразили» своих родителей, бабушек и дедушек цифровыми  навыками. Изменились приоритеты семей, и родителям было предложено инвестировать в компьютер и подключение к интернету.

Осуществляя цифровую трансформацию эстонского общества, мы не создавали передовые технологии с нуля. Технически все, что мы используем, довольно обыденно и обычно используется другими игроками, в основном частными компаниями. Это хорошо, ведь именно поэтому наши достижения такие доступные и надежные.

Эстонский опыт также показывает, что высокие темпы внедрения базовых технологий окупаются быстрее, чем передовые технологии в руках немногих избранных. Дешевые общедоступные технологии широко используемые обществом, приносят гораздо большие выгоды, чем эксклюзивные и доступные только высокомобильным группам населения.

Создав базовую цифровую структуру мы поняли, что наступило время опираться на онлайн-платформу. Теперь, когда наши услуги стали цифровыми, наши граждане тоже могут быть цифровыми.

Виртуальные граждане

Поскольку к середине 2000-х годов большая часть страны была подключена к интернету, телекоммуникационные компании  и банковский сектор обратились к правительству с предложением о том, что от наличия защищенных цифровых удостоверений выиграют все. Поэтому мы решили раздать их всем.

И хотя пресса лишь недавно сообщила о национальных программах идентификации, эстонцы имеют цифровые удостоверения личности уже почти два десятилетия. Мы можем использовать эти чип-карты в качестве документа удостоверяющего личность при пересечении границ в Европе, подписывать документы и временные метки, подавать заявки на различные государственные услуги, платить штрафы и налоги в интернете, запрашивать реестры или просто отправлять зашифрованные электронные письма. Поэтому чип-карты превратились в полностью признанный онлайн-паспорт для наших граждан.

Как уже упоминалось ранее, новые технологии бесполезны без поддержки нормативно-правовой базы, обеспечивающей их ответственное использование. Онлайн-подпись, безопасность и права людей защищены законом. В то же время граждане несут ответственность за сохранность своего удостоверения личности (и, следовательно, цифровой идентификации). А это означает, что если они позволяют кому-то использовать его, то они также несут юридическую ответственность.

Эта система тоже экономная. Система цифровой аутентификации и подписи, используемая всем населением, по оценкам, ежегодно экономит до 2% ВВП. Эффективность электронных услуг, предлагаемых государственными и частными компаниями учреждениям, предприятиям и гражданам, намного перевешивает стоимость инвестиций.

Макроэкономический эффект хорошо развитого сектора IT- технологий еще больше—около 7% ВВП Эстонии происходит от него. Наличие цифрового общества тоже способствовало формированию культуры инновационных технологических компаний.

Но инновационное развитие также заключается в объединении усилий бизнеса, людей и правительства. Правительственная инфраструктура цифровых идентификаторов используется банками и другими частными компаниями с высокими требованиями к безопасности и доверию. И все частные компании при желании могут разрабатывать услуги, используя имеющуюся базу. Поэтому Эстония является эталонным примером ГЧП —государственно-частного партнерства. Это гарантирует, что все люди могут воспользоваться цифровыми услугами.

Доверие и безопасность

Поскольку большая часть информации об общественной и частной жизни Эстонии хранится в интернете, это всегда вызывает вопросы доверия и безопасности. Мы считаем, что точно так же, как государство выдает паспорта для обеспечения надежной идентификации в аналоговом мире, оно должно обеспечивать безопасность своих граждан в цифровой сфере. Технические решения для защиты данных (включая защиту всех данных о гражданах) важны, но этого недостаточно. Правовая база должна быть скорректирована в целях защиты данных органами власти.

Цифровой мир безопасен настолько, насколько таким мы его делаем. Но его потенциал намного больше, чем у аналогового мира.

Конечно, абсолютной безопасности не существует. Но можно легко увидеть, что цифровые технологии обеспечивают большую безопасность, чем бумажные аналоги. Цифровой формат обеспечивает гораздо больший контроль над персональными данными, чем бумажный формат. При условии, что правовое пространство имеет четкие правила сбора, хранения и использования данных. Эстонский народ знает, что вмешательство в публичные базы данных не может остаться незамеченным, потому что оно будет записано и защищено блокчейн-защитой. Чиновники знают, что  проявление нездорового интереса  –   уголовное преступление. Это создает дополнительное доверие между гражданами, государством в области предоставления электронных услуг.

Но еще важнее то, что ваши персональные данные не принадлежат эстонскому государству. Если они есть в базе данных, это не означает, что они принадлежат Эстонии — они принадлежат вам. В любую секунду вы имеете право узнать и проконтролировать, что происходит с этими данными.

Это делает цифровой мир гораздо более прозрачным, чем аналоговый. Например, у вас есть полный список всех, кто когда-либо просматривал ваши медицинские файлы.

Защита от взломов

Но мы не можем только лишь наслаждаться преимуществами цифровизации. Риски не являются недостатком цифрового общества — они естественная часть любого общества. И точно так же, как другие страны принимают меры защиты своих бумажных данных от различных угроз —  будь то наводнение, пожар или кража — мы делаем то же самое для наших цифровых данных.

В 2007 году Эстония стала жертвой серии кибератак, исходящих в основном из российских IP-адресов. В некотором смысле это был тревожный звонок. Но он привел нас к созданию стратегии кибербезопасности и способствовал созданию постоянного подразделения НАТО, ориентированного на повышение кибербезопасности.

Мы решили еще больше усилить нашу безопасность. Летом 2017 года мы объявили об открытии первого в мире посольства данных в Люксембурге для защиты правительственной информации в случае военной или кибератаки. Эти серверы находятся на суверенной территории Эстонии в Люксембурге (на территории посольства). Как сами данные, так и серверы принадлежат Эстонии. Мы выбрали Люксембург в качестве места хранения данных из-за гибкости наших партнеров и готовности работать над новой концепцией.