В гостях нашей редакции Дэвид Герстен - архитектор, писатель и педагог, работающий в данный момент в Нью-Йорке. 

Картины, инсталяции и конструкции профессора Герстена демонстрировались на многочисленных международных выставках и входят в коллекцию Канадского центра архитектуры, Публичной библиотеки Нью-Йорка, хранятся в частных коллекциях. Он широко публикуется в различных областях исследований.

- Господин Герстен, пресса пишет о вас как о многогранной личности. Вы изучаете изобразительное искусство, архитектуру и дизайн, преподаете эти предметы в университетах и учебных заведениях Дании, Канады, Испании, Международной школе ООН.

Я  также прочитал, что вам принадлежит ряд картин, инсталляций. Некоторые из них составили коллекцию Канадского центра архитектуры, выставлялись в публичной библиотеке Нью-Йорка, хранятся в различных частных коллекциях.  На сайте куперовского университета, который сообщает, что вы там преподаете, я нашел информацию о том, что у вас есть ряд публикаций по различным областям и что вы занимаетесь исследованиями. Вас интересуют финансовые рынки, этика, технологии, поэтическое и материальное воображение, социальная справедливость, связи между восприятиями языков, у вас есть опыт работы в кино и теле- радио- индустрии. В 2003 году профессор Герстен основал девелоперскую компанию, которая занимается укреплением здоровых сбалансированных отношений между людьми и окружающей средой. А еще вы пишите очерки и у вас есть публикации.

Это правда, все, что сообщается о вас?

- Да, это правда.

- У меня же создалось впечатление, что я зачитываю биографии нескольких людей. Причем речь идет о совершенно разных людях.

- Ну что я могу об этом сказать? Перед нашей встречей я почему-то думал, что первый вопрос будет: кем вы думали стать, когда были маленьким. Потому что я занялся слишком многим, когда вырос.

Вы собрали обо мне обширную информацию, к которой я могу добавить только парочку фактов, которые вас возможно удивят.  Я еще работал на Майкла Джексона, но это конечно не главное. Вы правы, у меня большой круг интересов в различных областях. И частично это потому, что я по жизни счастливчик. Мне очень везет. А может быть это еще и потому, что я всегда стремлюсь ко всему, что еще не знаю.   Когда я чувствую, что сталкиваюсь с чем-то важным для меня, то, не задумываясь, иду в этом направлении. Я чувствую себя счастливчиком еще и потому, что вырос в семье ремесленников. То есть среди людей, которые многое создавали своими руками, как это было в прежние времена. Наверное общение с ними и направило меня на этот путь и заставило двигаться в правильном направлении.

Моя семья в конце девятнадцатого века организовала производство вагонов. И я усвоил, что ремесленничество – это не просто работа с какими то материалами, это еще и культура. Это означает, что вы должны прислушиваться к другим людям, изучать свойства материалов. Самостоятельно вы не можете создать все своими руками. Я начал работать в цеху огромного предприятия, в котором работало 40 - 50 человек. 5000 кв. метров было заполнено техникой, станками, подъемными механизмами. С шести до восемнадцати лет я жил в атмосфере, где многое делалось вручную.  Почему я говорю так много о своем детстве. Потому что в тот период я получил основу, фундамент от общения с людьми, которые хорошо понимали, что они делают. И заботятся друг о друге, ведь работа в цехах это достаточно опасное занятие.

 Когда я вырос и переехал в Нью-Йорк, все это осталось во мне, придало храбрости, уверенности и я смог заниматься всем тем, что вы перечисли в начале нашей беседы.

- Мир вашего детства, о котором вы говорите, значительно отличается от мира нынешнего. Сейчас мир стал цифровым, электронным. Как живется вам в этой реальности?

- Я думаю, что трансформация создала очень много возможностей и одновременно множество препятствий. Но все не так однозначно. Нельзя жизнь четко разделить на фрагменты: прошлое, настоящее и будущее. Во всем этом нет четких границ. Многое из прошлого присутствует и в настоящем. Переход на цифровое проектирование уже завершен, и возможности этого впечатляющи. И когда я обучаю архитектуре или строительству, то очень часто привожу своим студентам пример, который можно назвать метафорой. В музыке есть много различных инструментов: скрипки, духовые инструменты, барабаны. Но ведь существует еще и электронная музыка, и синтезаторы.  Очень часто на сцене присутствуют и те, и те инструменты. Ситуация с цифровой архитектурой говорит о том, что появились возможности с помощью компьютера выполнить работу быстрее и лучше, чем это может человек. Но, как и в ситуации с музыкой в архитектуре есть потребность чтобы в жизни присутствовали и компьютерные программы, и человеческая рука с карандашом, и человеческий мозг. Мы не можем сказать, что архитектор ушел в прошлое и можно отказаться от ранее использовавшихся инструментов: рука, карандаш, рисунки, наброски, макеты.

Цифровой мир позволил нам общаться со всем миром и создаёт такие возможности о которых еще двадцать лет назад мы не думали. И для меня самое важное, что он предоставляет возможность обмениваться информацией, идеями.  Причем в гигантских объемах, на уровне разных культур. Это значимо для меня, потому что большую часть жизни я провожу в общении, сборе информации.

Конечно же, обмен идеями и опытом существовал и века назад. Революционный подход в том, что мы можем быстрее и качественнее обмениваться информацией по разным вопросам.

- Предлагаю выйти из виртуального мира и вернуться в Астану. Какова цель вашего приезда в Казахстан?

- Здесь сложно ответить кратко. Я очень верю в миссию ЮНИСЕФ. У меня есть друзья, которые работают в этой организации и поэтому, когда они просят меня что-то сделать для ЮНИСЕФ, я всегда отвечаю согласием. Мне было очень любопытно приехать сюда. Я никогда не был в Астане, но очень много слышал об этом городе, о той невероятной трансформации, которая с ним произошла за короткое время. И понятно, что я захотел увидеть все собственными глазами, поучиться чему-то у других людей, внести свой небольшой вклад. Мне предстоит выступление в павильоне ЭКСПО, где я буду говорить от имени ЮНИСЕФ. 

- Я ознакомился с вашей программой пребывания. У вас намечена встреча в Центре урбанизации Астаны, где разрабатываются руководства и документация по развитию столицы Казахстана. Вам как архитектору с мировым именем есть чем поделиться с местными специалистами. Каким вы видите город будущего?

- В истории есть немного примеров, когда за такой короткий срок строится новый центр. Лет 50 – 60 назад была построена столица Бразилии. Тогда за очень короткий период времени город появился практически из ничего. Думаю, что здесь произошло тоже самое. Уверен, вы это даже лучше знаете. Но на самом деле мы поймем, что реально происходит с Астаной только лет через тридцать. И когда я говорю о строительной площадке, я имею ввиду то, что строительной площадкой является весь город и его культура в том числе.  И мне это очень интересно.

В данном случае мы должны рассматривать не отдельно стоящие здания или городскую архитектуру, потому что речь идет о взрывном развитии, которое я могу сравнить разве что с развитием Нью-Йорка в 50-60 годах 19 века. Астану я, наверное, могу сравнить с развитием цивилизации майя, когда города появлялись в центре джунглей. Именно это меня интересует и заставляет удивляться.

Очень часто специалисты спорят по поводу строительство одного здания, но мне интересно посмотреть на общие условия и общую картину. На то, что привносит местная культура на взрывное строительство.

Я приехал сюда по просьбе ЮНИСЕФ, и еще и потому, что меня интересуют вопросы новой энергии, устойчивости, «зелены» технологий и выработки и распределения электроэнергии . Но с другой стороны –  дети, именно то, что реально представляет собой нашу будущую энергию. Дети - наша новая энергия.

Я хотел бы призвать всех, кто занимается городской планировкой, архитектурой, разбивкой города на сектора, чтобы они поняли -  все, что происходит сейчас, мы делаем ради будущего наших детей, которые будут жить в этих условиях завтра.

Через тридцать лет нынешним детям будет столько же, сколько нам сейчас. Но они будут жить в том городе, который мы планируем сейчас. Мы строим сейчас наследие.

- В прежние времена, когда быт человека был намного проще, люди стремились к лучшим условиям проживания.  В результате мы имеем удобное жилье высокоскоростной транспорт. Были ли прежние города удобными для проживания? Трудно сказать. В чем-то они были безусловно хороши, а в чем-то не совершенны. Но сейчас, когда мы получили удобные современные мегаполисы и блага, о которых предыдущие поколения и не мечтали, вновь стоит вопрос строительства города более удобного и доброжелательного к человеку, к ребенку. Не кажется ли вам, что нам стоит остановиться, что мы стремимся к чему-то недосягаемому?

-  Я думаю, что здесь нет никаких противоречий. Потому что нет никаких границ в развитии. Когда создается новая инфраструктура,  поначалу все восхищаются ей. А потом проходит время, и мы просто перестаем ее замечать. Она как бы исчезает. Например, когда использовалась конная тяга, было понятно, когда лошадь остановится. Затем появились более скоростные автомобили. И появилась необходимость в таких сигналах. Люди изобрели тормозные огни.  Сейчас мы относимся к этому изобретению как чему-то само собой разумеющемуся и это здорово. Думаю,  это  хороший пример трансформации нового, которое становится как бы не видимым, обыденным.

Это же касается и городской инфраструктуры, которая вначале впечатляет, а потом становится обыденным делом.

Но это не означает конец развития. И в этом плане мне нравится работа ЮНИСЕФ, потому что работа, которую проводит эта организация позволяет детям задуматься о своем лучшем будущем. 

А будущее наших детей, оно совсем другое. Не такое, о котором мы думали будучи сами детьми. И возможности сегодняшнего десятилетнего ребенка совсем иные. И то, что ЮНИСЕФ дает возможность молодым людям представить и построить новый мир – это очень важно. Каждое поколение вносит что свое в развитие будущего.  Многое из того, что будет в будущем, сейчас мы не можем и представить. Сейчас у нас есть интернет, а вот что придумают наши потомки, какой будет их вклад в будущее человечества, мы представить себе не можем.

- Уверен, что вас можно назвать состоявшимся человеком. Но всегда ли вы были успешным? Говорят, вначале профессионал делает себе имя, а потом уже имя работает на него. Это о вас?

- Нельзя сказать обо мне, что я сделал себе имя и отдыхаю. Я много путешествую, знакомлюсь людьми, их жизнью и понимаю, что существует множество вопросов требующих решений. А правда в том, что чем старше я становлюсь, тем более интенсивно работаю.

Все эти кризисы и трансформации, которые происходят  вокруг, это все из-за недопонимания друг друга. Ведь нельзя сказать, что где-то на свете живут какие–то плохие или  хорошие люди и в это вся проблема.

Население мира растет и за нашу с вами жизнь оно более чем удвоилось. Когда создавалась ООН в 1945 году, население земли составляло 2,2 миллиарда человек, а сейчас 7, 9 млрд. И это просто невероятно!

Все эти трансформации мира явно превышают нашу способность осознать  происходящие процессы.  И поэтому я все больше работаю. Ведь чем больше я узнаю, тем больше хочу понять в полной мере, что же происходит вокруг. Ведь только таким образом я могу внести свой вклад в происходящее.

- Как у всякого творческого человека, у вас наверняка есть нечто, чем вы гордитесь больше всего.  Есть ли в вашей творческой биографии моменты, которые вы хотели бы прожить как-то иначе?

- Может вам это покажется странным, но все, чем я горжусь, это мои дети, которых очень люблю. И свою дочь я взял с собой сюда.  Что же касается  моей работы, примерно шесть лет назад я основал неправительственную организацию, занимающуюся вопросами искусства и образования – школу, которая называется «Искусство буквы и цифры».

Все, чем я занимался вначале жизни, мой опыт, подтолкнуло меня к решению открыть этот проект. Идея  в новом подходе к обучению. Миссия нашей школы собрать в одном месте широкий спектр дисциплин, которые  раньше считались несочетаемыми вообще.  У нас обучаются и художники, и музыканты, и композиторы. Но в нашей школе мы также обучаем физиков и экономистов, антропологов. У нас есть даже сварщики и сантехники. У нас постигают литературу и поэзию, поварское искусство. 

Мы собираем вместе не только дисциплины, но и культуры.  Пять дней назад мы провели семинар в котором приняли участие 35 человек из 20 стран мира.  В рамках этого семинара мы охватывали 21 дисциплину.

Для меня мой проект, моя школа - это именно то, что вдохновляет, чем горжусь.

Когда я  говорю, что мы собираем в нашей школе нечто разное, то я имею виду и социально- экономическую составляющую.  На семинаре нашей школы может присутствовать глава национальной библиотеки Франции и  ребенок из бедной семьи.  Школе  «Искусство буквы и цифры»  уже шесть лет, недавно мы проводили мероприятие в Пекине. Сейчас меня попросили приехать в Астану и провести здесь семинар. У нас есть центр в Нью-Йорке. И я счастлив, потому что за краткий период  своей жизни  много чего построил. Здесь я имею виду строительство не только в материальном смысле но и в духовном.

- Что бы вам хотелось изменить в своей жизни?

 - Я бы, наверное, не начинал бы курить.  Эта дурная привычка сокращает мою возможность остаться подольше в жизни моих детей и близких людей, мешает заниматься тем, что интересно.

Как я уже сказал, я создал школу. И у меня есть желание развивать этот проект дальше, сделать его мировым брендом. И он уже становится таковым.  В планах создать сеть школ в разных странах мира.  Ведь каждый регион имеет свою особенность. Я пока еще не был в Алматы, но могу предположить - Астана и Алматы – совершенно разные культуры в масштабах одной страны. И я искренне  хочу, чтобы эта моя идея пережила меня.

- Мир меняется, меняется климат. На смену привычной энергетике приходит «зеленая» энергетика. У людей возникает вопрос: как жить завтра к чему готовиться?

- Именно на этом  я и фокусируюсь будучи родителем и преподавателем, как человек который обучает будущее поколение. И уже коротко говорил об этом. Сложность перемен в мире не только в том, что все быстро происходит. Но и в сложности процессов, которые происходят одновременно.   Даже Глобальное потепление, о котором сегодня так много говорят, имеет место потому, что мы не в полной мере понимаем причины, по которым оно происходит. И потому не можем на них повлиять.

Да, мы объединяем различные дисциплины в одной школе. И поначалу кажется, что это сумасшедшая идея.   Но мы объединяем  эти дисциплины для того, чтобы людям было проще понимать происходящее вокруг. И я уверен, это именно то, что необходимо в образовании.

Мир, в котором мы живем, - это постоянно меняющаяся живая система. И образование должно быть такой же живой меняющейся системой.

Мы объединяем, казалось бы, несовместимые вещи. Обучая профессии сварщика, мы преподаем курсантам традиционный песенный фольклор индейцев.  И это необходимо сварщику, поскольку связано с его правильным дыханием во время работы.

Очень важно быть открытым для этого мира, слышать других людей. Важно придавать значение всему, что ты видишь и слышишь. Эти навыки необходимо для выживания будущего поколения, которое будет жить через сто лет.

 Подготовил Григорий Красников